Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

общая тетрадь

  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
02:59 

надо срочно лечить зубы!

00:38 

левое запястье опять один большое синяк.
слишком сложно привыкаю к новому человеку в семье (Ольга приехала) и, в результате, новым взаимоотношениям в целом (больше живости, шуток и доброжелательных полуприказов)

00:55 

черновики

я выдыхаю и бросаюсь в омут с головой
из двух зол большее
если есть возможность выбирать
выбивая восемь из десяти
не больше
от десятки сердце сорвется с пути
и ритма, заданного программой свыше


туман накрывает с головой
называет своим
и гадай
добыча или вожак
ведущая или ведомая тварь


Молотом бьет по прошлому
цепь бессвязных событий
(не связанных ни для кого
кроме
тебя)


жить мимолетными поцелуями
это все, что мне остается
чтобы оставаться
в рамках холодного разума
не больше трехсот по кельвину


@темы: тексты, чёрновик

18:46 

Симферополь. Шорох.
Симферополь встретил меня сумасшедшей, безумной ностальгией - не чувствовала подобного уже очень давно. Дорогие организаторы Шороха жили в том дворе, в котором мы когда-то жили с Андреем. Забавно, особенно когда Лена по телефону объясняла, как туда пройти.
Луна, в радужном ореоле облаков. Друзья, которых давно не видела. Знание того, что этот родной бедлам ненадолго.
(володинское "ну что ты как не родная" )
Некоторая новая информация о Наташе. Внезапно. Интересно. Сил ей и удачи.
Радостно видеть распечатанные буклеты и афиши - сначала у себя в руках, потом, уже сложенные, в руках участников.

Поездка на Утес. Нарастание головной боли с каждым шагом в гору - крайне забавное впечатление. Идиотский автобус обратно. Но - море, туман и свечи. И волны разбиваются о бетонные ступени. Сильнее и выше. Скорее.
Второй, основной день фестиваля. Ксюша, идиотка, пропустила основную конкурсную за буклетом для Клубка Культур. Пропустила то, ради чего все затевалось. Бугага. Не, ну физически я была там, а вот ментально...
Сумасшедшая работоспособность Андрея и Лены. Есть за что уважать. Лену так и вовсе узнаю с новых сторон.
Витя, няшечка. Очаровательное существо.

Дима. Вот вытащить его - это было еще одно событие из тех, что молотом бьет по прошлому. А прошлое-то сидит во мне, до сих пор, глубоко, глубже чем я думала. Скрипка, гитара, разговоры. Его полностью устраивает ситуация внезапных вытаскивний. Окай. Долгого общения с ним я не переживу ) Я не хочу меняться в ту сторону, в которую меня толкает присутствие рядом с ним.

Слэм. Текст, после которого у меня долго дрожали руки. В чем-то измена - ведь посвящено-то оно совсем другому человеку. Туман, над которым холмы.

Третий день.
Направленный удар: "бегаю за мужчинами". Ах ты ж, правда, здравствуй. Что ж, теперь это кто-то оформил за меня и можно от этого отталкиваться.
Лена, которая дважды потопталась по не очень хорошему.
Награждение. Наконец послушала стихи. Леша из Харькова (?) - крут. Очень хорош. Очень..
Еще музыка. Много музыки.
И немного мерзнуть )
И немного стихов. Читать Ковальчуку "Ты умрешь, кажется, в двадцать семь" - зал ржал )))))))
Поездка в ночном плацкарте.
Туман при въезде в Ленино. Туман. Туман.

19:55 

зачет/незачет - бинарная система оценивания с высоким порогом вхождения

23:25 

серая степь под серым небом
шуршит разнотравьем топит
в оттенках оникса небо темнеет
с каждой секундой
грозы идут от моря
темного серого моря
наглого врущего моря
своею волной похожего
на серую степь
под серым небом море ведет войну
выдвигаеся дождь
льдистые капли режут кожу
радужных ящериц плящущих в разнотравье
кровью своей красящих степь в

серый

падай в свое серое небо

@темы: стихи, тексты

01:32 

чужие плейлисты.

21:59 

аасимы - защита
яссиры - обмен и хранение информации
рашады - отслеживание генпрограммы
женщины - родить двоих здоровых особей
----------------------счастливые люди, которые выполняют только свой долг. женщины, правда, еще работают на несложных работах.
бесплодные мужчины
бесплодные женщины
----------------------делают все остальное по хозяйству в городе.

@темы: Проект Пустыня

16:47 

чем ближе поездка, тем больше я себе разрешаю:
скучать.
звонить,
писать тем, по ком скучаю.

16:56 

обещают штормовое предупреждение. ура-ура.
по утрам безумно, безумно, мать вашу, холодно! за сорок минут автобуса и двадцать минут бега с ноутом до пту у меня замерзли уши, нос, руки и почти отогрелись ноги.
потом после шампанского и вина стало хорошо )))
есть плюс в этой работе - напоят, накормят, и скидываться немного. Ну ведь уточка, колбаса и квашеная капуста вкуснее непонятных конфеток.

С середины сентября, когда я била тарелки и скандалила с папой, никаких серьезных нервных потрясений не было.
Оу. Что же это я. Была же еще девочка-танечка.
Ну ладно.
Пока спокойно. Пусть и дальше так держится.

00:56 

закат облекает в пурпур плечи пикового короля
у его ног дама в шелках цвета воронового крыла
нежный цветок с шипами булатной стали,
с тяжелым взглядом, с ароматом сандала,
который укутывает мускусным шлейфом ее.
дама мечтает прогнать крестовое воронье.

@темы: чёрновик, тексты, стихи

22:29 

Тэк-с.
Папа... хм... странен. Вместо того, чтобы нормально починить бачок унитаза, он нарисовал стрелку, куда прокручивать ручку, чтобы бачок не подтекал.
В моей параллели школе медалистов было трое или четверо. Аня Т. хотела и получила медаль, хотела преподавать и, собственно, седьмой (шестой?) год в школе. По призванию. Искренне. Наташа Л. училась на экономиста или около того, родила ребенка, девочка в садик ходит. Вчера встречаю ее в школе, пришла к нам педагогом-организатором. Вряд ли по призванию. Но семья есть.
Вот только Юля М. хотела стать журналистом, нормально писала стихи - стала, пишет, успешна, собирается замуж.
Грустно.
А! Еще в Ленино нашла много-много сыра с плесенью для мамы.

11:07 

За десять дней до летнего солнцестояния, когда жара все нарастает, загоняя людей в прохладные подземелья, ночью в небесах начинается шторм прозрачных цветных сияний. Огни до неба, в которых танцует Темная Госпожа. Зеленые, синие, бирюзовые ее шелка. Почти для всех жителей Города Темная Госпожа — всего лишь взбалмошная богиня летних ночей, покровительница юности, которая с легкостью пустится в пляс с яссиром, вышедшем на дорогу. Вот только закружит она с такой же легкостью, и не пощадит, не пожалеет, не поцелует в лоб перед тем, как тело скроется под песками мужа ее, Господина Пустыни.
Девушки молятся Темной Госпоже до рождения ребенка.
Мужчины жаждут встречи с ней вечно.
И только самые умелые из яссиров откапывают в своей генетической памяти воспоминание о маленькой девочке Мари, которая всю жизнь прожила на станции Проекта Пустыни, и умерла ради Проекта Пустыня в искалеченном ядерной войной мире.
Умерла, чтобы исполнилась мечта.
Чтобы Проект стал явью.

За десять дней до летнего солнцестояния рашад Али приглашает к себе второго по силе яссира, чтобы погрузиться в транс и вспомнить, воскресить в себе тысячелетний давности разговор.
Пустыня живет традициями, уже тысячу лет Пустыня за десять дней до летнего солнцестояния вновь вспоминает, ради чего начиналась генетическая программа. Многие верят, что она вот-вот закончится, что его сын будет Мессией, что при их жизни сказки, что кормилицы рассказывают девочкам и бесплодным мальчикам, скоро станут былью.
Али до зубовного скрежета хочет, чтобы все оставалось по-прежнему: бури, аасимы на стенах, боги Великой Пустыни, приходящие во сны.
Но Али — рашад, а это значит, что он ведет генетическую программу к финалу, назначает отцов и матерей, следит за здоровьем детей. Не может отступить от заложенного в его гнилые гены стремления завершить Проект.
Сегодня ночью Али узнает, сколько поколений осталось до появления Мессии.

Яссира зовут Шерил, они знакомы уже давно, и сегодня Али чувствует приближение Шера, вкус его разума издалека. Кисловатый, настоянный, очень терпкий.
Али слышал от отца, что другие рашады мысли людей видят цветным комком. Но его, Али, дальтонизм и проблемы со зрением ведут к совсем другому типу восприятия.
Иногда Али хочется узнать, какова на вкус кожа Шера.
Яссир одет в свободные брюки, рубашку и высокие ботинки. На голове намотан тюрбан. Это поколение уже почти опустошило довоенные склады, ха. Но яссиры, соколы, единственные, кто может совершать долгие путешествия по Пустыне, всегда были чем-то лучшим, чем простолюдины.
Али усмехнулся.
Он тоже был чем-то лучшим.
Шер перебирал в руках четки. Четыре из одиннадцати бусин уже были раскрошены и потеряны. Шерил сумел пережить четыре бури. Четыре путешествия. Он видел два живых и три мертвых Города, считая родной Оранжевый.

@темы: Проект Пустыня, тексты

01:16 

"Я пришел украсть
Душу твою и масть".
Милая дама треф
Гладит перчаток фетр,
Слушая короля.
(Хвала и хула!
Вот бы противоость
Тронуть белую кость;
Скоро король крестов
Всыпет ему хлыстов
Поднимая мятеж!)
Бубна не знает меж.
Прикрыв веером рот
Дама зовет в альков.

@темы: стихи, тексты

16:55 

Али вдыхает сухой, пахнущий пылью воздух. Раньше бы он вскинул голову, и — ярость, ярость, — и попытался ответить на этот взгляд. Теперь всего лишь прижимает пальцы к вискам, да подарит Темная Госпожа немного холода, и почти равнодушно повторяет:
- Чего тебе?
Рашад облизывает губы, глотает кровь, молится Безымянному Богу. Откат после бури становится сильнее: кажется, четверо повелителей Пустыни стоят рядом с ничтожным слугой своим, и говорят, говорят, говорят.
- Пожалуйста, выпусти меня за стены!
Темная Госпожа, тонкая, хрупкая, просит у него разрешения выйти из Города? Али расцарапывает ногтями виски, реальность на минуту вплывает в положенное русло.
Женщина в светлом платье-абайя просит выпустить ее за город. Такие одежды — Али вглядывается в узоры на ткани — носят только способные родить, не имеющие ребенка женщины.
- Нельзя!
Пустыня слишком опасна, чтобы отдать ей такое сокровище.
- Пожалуйста, пожалуйста, выпусти меня за стены...
Женщина стоит, словно соляной столб, и шепчет мантру «Пожалуйста».
Али поднимает голову и смотрит в ее глаза. Женщина утихает, или просто бормотание отходит на второй план.
Грязно-синий — парень вылавливает образ в ее воспоминаниях. Серый. Темно-серый.
Узнать генетическую линию, ее ценность для города, количество возможных партнеров для продолжения рода... Партнеров в городе сейчас нет, и не скоро появятся. Самый реальный путь для нее — это уйти с одним из яссиров в другой Город, но это случится нескоро. Яссиры Оранжевого Города пока очень слабы.
Али приносит из дома бумагу с нарисованным растением.
- Принеси мне это. Через три дня.
И садится на мостовую, вымощенную оранжевыми гладкими плитами, прижимается затылком к городской Стене. Бесплодная, богиня великой реки Пустыни, обнимает его и пробуждает в костях радиационный жар.
Через несколько часов, когда Город пришел в себя после бури и окончательно проснулся, и зашумел человеческим ульем, Али переползает в свой дом и забирается под матрас.
Все что угодно, чтобы не слышать.
Не слышать людишек, их мысли, жалких тварей, побочной ветвью выведения которых и есть рашады.

@темы: Проект Пустыня, тексты

16:54 

Али — пофигист, живущий так, как жили поколения его предков. Он не желает ничего менять, его, как и большинство рашадов, устраивает наркотический бред, в который они впадают после песчаной бури или поедания травы раж. Их вполне устраивает близость фантомов Господина Пустыни, Темной Госпожи, Безымянного бога и Бесплодной. Али действительно этого хочет, но он знает из совместного транса рашада и яссира, что их поколение — последнее. Что, возможно, уже в его городе появится Мессия. И Али сделает все для этого Мессии.

@темы: Проект Пустыня, тексты

00:44 

Стены Города сложены из оранжевого камня, из крупных пористых блоков. Рашадам иногда снится их Город с высоты птичьего полета: много белых кубиков в оранжевом кольце; и песок, и барханы, и Господин Пустыни лениво, нехотя спускает с поводка свою ручную песчаную бурю.
В такие ночи старший из рашадов Города просыпается в холодном поту, и, не разлепляя сухих губ, кричит — мысленно, как могут только рашады — призывая аасимов выйти на стены.
Аасимы чувствуют горечь на губах, горечь в своих сердцах, и поднимаются на стены Города, чтобы сделать то, ради чего были рождены. Рашад, скатываясь с матраса, скорчившись клубком у стены, лопатками чувствует растекающуюся по камням силу Защитников.
Рашады всегда жили у стен Города — так далеко, как только возможно, ни на дюйм ближе, не выходя за стены.
Оранжевый, терракота, умбра — утром после бури Али, старший из рашадов Оранжевого города, стоит около стены и разглядывает камни. Он в очередной раз пытается понять, почему яссиры считают оттенки столь важными.
Он уже давно не пытается увидеть оттенков. Семь из десяти рашадов дальтоники. Тактильность не приходит на помощь, кончики пальцев после бури часто теряют чувствительность.
Али касается губами камня, и ощущает на губах влагу. Хоть это ощущение у него осталось правильным; отдаленно похожим на то, что чувствуют яссиры, легконогие соколы Пустыни.
Парень — Али едва прожил два десятка весен — вскидывает голову, почуяв человека в двух танабах позади. Женщина, испуганная, идет из города к стене, к жилищам рашадов, к самому Али, медленно шагает вдоль домов, прячется в их тени.
Али медленно разворачивается и вытирает тыльной стороной ладони разодранную губу. Кровь никак не останавливается. У рашадов вообще кровь плохо свертывается.
Али натягивает капюшон ниже, чтобы скрыть белую, обожженную кожу и красные глаза.
Али осторожно садится на землю — прямо в оранжевую пыль, и она окрашивает его темный бурнус в красный — потому что уже не осталось сил стоять.
Хочется провалиться под землю, в туннели аасимов, но не терпеть это внимательно-брезгливый, полный отвращения взгляд.
- Что ты хотела, женщина?...

@темы: Проект Пустыня, тексты

00:43 

идея. идея. идея. сюжет!!!
не про любовь - пустыня более подходит для долга, возможно, для радости выполненного дела, но не, мать ее, не для любви.
дружба.
смерть.
взросление?
или вернуться к минутным зарисовкам-снимкам?
последнего хочется только если связывать все единым сюжетом, но он опять окажется неявным.
добавить проблемы внутри города? вариант. хозяйственные или личные.
что же тогда? гарем? дети? опять любовь...
Хозяйство - новый рудник, родник, посадка, плюс размышления рашада о том, кого можно выпускать за стены города. Уже кое-что. Попутно можно прописать смерть рашада в соседнем городе. Начало путешествия яссира. Элементы общественного сознания аасимов.

а писать я все-таки почти разучилась. Пойду дальше залипать в он-лайн игрушку.

01:54 

Стены города сложены из оранжевых пористых блоков, которые хорошо впитывают влагу. Рядом с ними прохладно жарким днем, тепло ночью, всегда приятно прижиматься лихорадочно горящим лбом.
В середине ночи часто можно застать кого-то из рашадов, стоящих у стены. Они кутаются в теплые бурнусы — теплорегуляция часто необратимо нарушена, хватают воздух ртом, как выброшенная на берег рыба, на висках их выступает пот.
Жилища рашадов расположены вдоль всей стены, и сны жителей не выходят за этот кажущийся небрежным, хрупким кордон.

00:30 

Рашад. Генетический мусор. Отходы того производства, которое выдало десять, двадцать поколений ваших драгоценных защитников и легконогих птиц Пустыни. Шлак, урод. Мы вынуждены жить под самой стеной Города, чтобы вы не убили нас - нечаянно, ненамеренно, одним фактом своего существования! Но еще сотня лет - и мы сами убьем себя, собрав в ДНК все то, что никак не добьет вас. Мне тридцать весен, и все тридцать я медленно умираю, не способный использовать то, что умею, что мне дал ирбисов Проект Пустыня. А ты, ребенок, и не знаешь ничего о величайшем преступлении наших предков.

@темы: Проект Пустыня

главная