общая тетрадь

  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: фем (список заголовков)
00:53 

Трое и троллейбус
Часть 3


Июль давил жарой, отсутствием кислорода и дождей.
Ира вытерла пот с шеи и прижалась лбом к окну троллейбуса. Пыльный, безумный город, полный этими надоедливыми «Самса! Свежая самса!», «Девушка, не хотите пройти опрос?», «Только сегодня и только у нас!». Мутное стекло скрывало улицы, но ничего не могло поделать с воздухом.
Пот, липкими струйками текущий между лопаток, давно стер касания ночной Ялты.
Сосредоточиться на царапинах на стекле и шестиугольниках рекламной пленки. Глупо, все это очень глупо.
На остановке вместе с толпой зашел кондуктор. Ирина достала из кармана проездной на день, разгладила, провела пальцем по счастливому номеру.
Русый мальчишка — наверняка подрабатывает после университета — ходил с удостоверением наперевес и требовал предъявить билеты.
Ира подумала, что безбилетника этот щуплый юноша не сможет вразумить, сил не хватит.
Троллейбус катился по ухабам и кочкам спального района. Ира глотнула воды, спрятала бутылку в рюкзак и снова уставилась в окно.
Скоро конечная. «Свобода». Там сесть на другой троллейбус и поехать обратно. А потом еще круг. А потом наступит ночь, зажгутся фонари, можно будет найти какую-нибудь полузнакомую компанию с гитарой и напиться.
Ирина чувствовала себя свободной.
Исключительно свободной от всего.
— Конечная! Все выходим! Дочка, ты что? Конечная, я на профилактику встаю.
Водитель подошел к Ире, забравшейся с ногами на последнее сиденье. Большой рыжий дядька, который сразу заполнил собой все пространство, улыбался, жевал сигарету и иногда стирал пот со лба.
— Да. Да, конечно.
Девушка подхватила рюкзак, поднялась на ноги, вышла. Водитель вышел следом.
— Огоньку не найдется?
Ира достала зажигалку, одолжила сигарету — поганая «Прима» — и закурила.
— Шо ж ты мучаешься-то, девка?
— Погано.
— Так пошли со мной! Мне кум коньяк привез, а пить не с кем.

В седьмом часу вечера Ира распрощалась с приветливыми водителем, который не только напоил коньяком, но и рассказал о жизни, показал фотографии жены, дочки и внучки, пожаловался, что сына все нет, долго говорил об огороде и том, что нет дождей. И постоянно спрашивал свое «Шо ж ты мучаешься?»
Действительно, что ж мучаться.
Достала телефон.
Решительно стерла последнюю входящую смс-ку.
Закат скалился щербатыми городскими домами.
Ира достала счастливый билетик, разорвала на две части — ровно по центру номера, ей почему-то это запомнилось — прожевала и запила водой. Все сбудется.
Отчего-то Ира верила в приметы только в нетрезвом виде.
Потом она поехала в центр — наверняка там есть, с кем выпить за будущую личную жизнь.
И к черту всяких там Насть с их истериками.

@темы: ДТЗД, тексты, фем

05:05 

ох, как у меня стиль скачет. Надо потом найти бету на это счастье...

Трое и троллейбус
Часть 2

Первый троллейбус отправляется в пять утра, через час после рассвета.
Оказывается, ночью в пустой квартире наедине с любимым человеком, можно не спать. Даже не заниматься сексом, или читать, или смотреть кино.
Можно ночь напролет ссориться.
На адреналине, с битьем тарелок — чертова посуда для микроволновки — и всем сопутствующем.
У Анастасии в голове всплывали сцены из бразильских сериалов — там подобных ссор было в достатке. Ей было стыдно. Отчего-то ей всегда было стыдно после тесного общения с Ириной.
Хотя, казалось бы, не в первый раз. Пора бы привыкнуть.
Девушка прижалась щекой к прохладному окну. Троллейбус — старый, из первых моделей, красно-белая Шкода — нервно дрожал и не оставлял шансов подремать. Еще одни бессонные сутки? Ничего страшного. Главное — успеть заехать домой и принять душ.
— Девушка! Девушка!
Настя расфокусированным взглядом посмотрела на человека, который осторожно трогал ее за плечо.
— Мы... знакомы?
— Нет. Но вам же неудобно так спать? Ложитесь ко мне на плечо.
— Что?
Настя была... озадачена. Она согласилась из чувства внутреннего протеста, оправдывая себя необходимостью днем идти на работу.
Уже в городе, минуя утренние пробки, она разговорилась с внезапным благодетелем:
— Большое спасибо! Вы... ты меня спас.
— Как не помочь. И мы вообще-то почти знакомы.
Настя вопросительно наклонила голову и тут же принялась разминать шею.
— Ты, я и еще одна девушка, твоя подруга, катаемся в одном троллейбусе уже третий раз.
— Правда?
Настя вспоминала: один раз она была пьяна, радовалась жизни и всех любила; второй раз злилась на Иру и остальной мир; в третий раз... Настя снова грустно подумала о маятнике.
Ира. Счастье ее. Странный человечек. Любые троллейбусы теперь намертво связаны с Ириной. Целовать ее пальцы, держать за руки, танцевать. Босиком, прижимаясь друг к другу, ощущать дыхание. Мерзнуть в ночных троллейбусах, кататься по городу, срываться ночью в Алушту. А на следующую ночь — в Ялту, и возвращаться, стараясь не думать о ней.
— Ага. Вспомнила. Я, кстати, Настя.
— Игорь.
Они обменялись номерами и разошлись в разные стороны.
Настя даже сумела отработать весь день с людьми. Вечером написала смс Ире. Телефон — под подушку.
Без ответа.

@темы: фем, ДТЗД, тексты

04:03 

ДТЗД

(лиргерой там же, где и в первом пункте)

Трое и троллейбус
Часть 1


Настя упирается лбом в холодный поручень троллейбусного сиденья. Настя тяжело дышит и до белых костяшек сжимает кулаки.
Насте мерещится только навязчивое: «Не отпущу! Я буду тебя держать. Слышишь — всегда!»
Анастасия отворачивает рукав куртки, кусает запястье и пару секунд чувствует только боль — такую, что вот-вот закапают слезы.
Отрезвляет.
Девушка встает и проходит в середину пустого салона. В ночном троллейбусе трое не считая водителя — она, Ирина и молодой человек, дремлющий у окна.
Настя подходит к Ире, сбиваясь с шага и цепляясь за веревочные петли. Горная трасса Симферополь — Ялта не самая ровная дорога на свете.
— Не самая ровная дорога на свете? — Настя так и шепчет, падая на сиденье и прижимаясь щекой к бедру любимой девушки.
— Не отпущу! — Ира повторяет свое надоевшее заклинание.
Настя держит себя в руках.
Анастасия. Принцесса Анастасия, как в мультике.
Перед Алуштой девушки выходят и, крепко держась за руки, исчезают в душной летней темноте.

Через два дня, днем, в самый разгар жары, на троллейбусе сообщением Алушта-Симферополе ехали две хмурых девушки. Они сидели рядом, но почти не разговаривали друг с другом. Обе были невыносимо сонны, несколько неумыты, а одна из них к тому же одета в мужскую рубашку не по размеру.
— Ира, ты в курсе вообще, что такое поездка «на один день»? Ты понимаешь, что я не брала с собой запасной одежды? И ты понимаешь, что платье стоило двести гривен?!
С каждым словом Настя все повышала голос, а потом еще развернулась лицом к Ире и дернула на себе рубашку. Рубашка почти расстегнулась.
На девушек косилось пол-салона, а несколько маленьких детей уже тыкали пальцем.
Ирина поднесла палец к губам, сделала страшные глаза и усадила Настю на место.
Настя очаровательно покраснела.
А к Симферополю, через час, даже задремала на плече у Иры.

Через неделю или восемь дней, в том же троллейбусе и на том же рейсе Симферополь — Ялта ехали те же самые лица.
Анастасия много говорила, смеялась, пила. Ирина крепко держала Настю за руку и они танцевали в пустом салоне.
— Ты же меня удержишь? — шепчет Настя Ирине, и допивает сидр.
— Да.
Они выходят на конечной, идут на набережную, сидят на остывших камнях, пьют теплый чай из термоса и почти не разговаривают. Звезды летом в Ялте кажутся очень близкими.
Настя думает о маятнике.
Ира о математике.

@темы: тексты, фем, ДТЗД

00:25 

Август

Этот рассказ должен был быть автобиографичным
ровно настолько, насколько положено любому первому рассказу —
полностью

Внутреннее содержание должно соответствовать внешнему облику.
читать дальше
Днем дом опять оказывается укутан гнетущей обиженной тишиной. читать дальше
Развожу дешевый растворимый кофе, беру телефон, антологию современной прозы и ухожу в свою комнату, дальний угол квартиры. читать дальше
запись создана: 23.10.2011 в 02:54

@темы: тексты, фем

03:34 

Идти по твоим следам (Мария)

Я разувалась в своей каюте и осторожно ступала на мягкий ковер. Я совершенно не понимала, какую прелесть она находит в хождении босиком по ребристому, железно-резиновому, а часто и отвратительно грязному, полу станции. Но Мария никогда не оставляла темных следов - ни на полу, ни в своем послужном списке. Как-то очень быстро она укрепилась на месте помощника навигатора "Титана", и больше не продвигалась по службе. Возможно, просто не хотела, потому что занять место главного астронавигатора было вполне в ее силах.
Мария не гналась за карьерой. Мария методично тратила свою зарплату на теплые шали, шелковые платья, бамбуковые веера и прочие странные вещи. Мария тратила свое время на древнюю историю.
Мария была странной.
Но Мария была в моей жизни, и занимала в ней все больше места. Мария становилась моей манией.
Я следовала за ней по пятам. Сначала пыталась заговорить, но после волны презрительного молчания, которую я почувствовала даже кожей - перестала. Она не замечала меня специально, в чем-то демонстративно, но так естественно, что я не посмела настаивать. Выучила ее обычный маршрут каюта-столовая-работа. Правда, наши графики не совпадали, и она всегда ускользала от меня во второй половине дня. Мария гуляла по коридорам станции. Босиком, раскинув руки, задевая кончиками пальцев стены. Забираясь в почти заброшенные коридоры. Надолго останавливаясь около иллюминаторов.
Я нарушала дисциплину, следя за ней через камеры станции. Я нарушала с десяток пунктов Устава и несколько прав личности. Но совесть была с долей и к тому же.
Мария была красивой.
Мария была ослепительно красива - для меня. С точки зрения классической красоты - ничего особенного, а мне Мария снилась. Я рисовала ее профиль и длинные, аристократично тонкие белые пальцы на документах.
Я пыталась идти, дотрагиваясь до стены коридора, но у меня быстро немели пальцы. Я не могла так свободно, так - на грани с крыльями - раскидывать руки. Я даже не могла пройтись босиком по станции.
Но я все равно пыталась идти по твоим следам, Мария.

@темы: тексты, фем, чёрновик

01:49 

Идти по твоим следам (Мария)

Второй раз я встретилась с ней через год. Формируя списки пассажиров для полета на систему, проверяя допуски на массу своего катера и рассчитывая разрешенный дополнительный вес - рутина для пилота - я остановилась на ее досье. У нее совсем не было личных вещей. При норме в шестьдесят килограммов, у Марии не набиралось и четырех. А ее собственный вес был смехотворно мал. Впрочем, на фотографии в досье она выглядела очень худой и болезненной.
Потом ее запрос несколько раз проходил по сверхсрочной связи в союзные банки данных. Результаты всегда были подозрительно коротки и, скорее всего, отрицательны. Личный файл Марии не пополнялся открытыми сведениями.
Третий раз, наконец, был личной встречей. После случайного столкновения в переходах учебного центра мне снился ее взгляд и зеленая пустота космоса. Возникала устойчивая ассоциация: Мария, пустота, крылья. Шутки подсознания - исключительно загадочная вещь, не исследованная толком даже в наше время.
Правда, активно используемая, особенно пилотами и техниками космических кораблей в прямом нервном подключении. Наверное, поэтому у нас пониженная психическая устойчивость.
После этого я начала искать встреч с Марией. Узнала, что она изучает астронавигацию и продвигается в этом деле очень успешно. Что она ходит босиком. Что она не очень общительна. Что она любит музыку. Что она играет на гитаре.
Мария была единственной, кто играл на гитаре в корпусах пилотов и навигаторов "Титана". Остальные предпочитали более современные инструменты.
Мария купила на планете деревянную гитару, отдав за нее свою первую зарплату.
Я в тот полет купила свою первую бумажную книгу.
Фотография Марии, кадр, вырванный из записей камер слежения, поселился на моем комме.
Исподволь, медленно, неспешно, грешно - Марии входила в мою жизнь, заставляя следить за своей. Но я никогда не говорила о ней. Впрочем, с ней я тоже не говорила.

@темы: тексты, фем

01:16 

Идти по твоим следам (Мария)

- Ты мне нужна
Мария прижала изящную ладонь с длинными пальцами - мой вечный фетиш - к стеклу. Мария молчала, и я слышала ее сосредоточенное дыхание.
Ритмичное, четкое, абсолютно спокойное.
Вдох - на счет четыре - выдох.
Я внезапно поняла, что хочу ее нарисовать - костлявые кисти рук, тонкое белое платье, мурашки на коже, ее дыхание, в конце концов. Я понимала, что абсолютно не умею рисовать, нечего даже пытаться.
- Я еще не знаю зачем, но ты мне нужна
Мария говорила тихо, ее голос был очень низким, ее голос сейчас пробирал до внутренностей, до шевеления неизвестных частей души.
- Ты мне очень нужна
Мария поднялась и пошла прочь, мягко шагая босиком по металлическому полу обзорной галереи. Я все еще не могла подняться - ноги не держали, и звезды танцевали перед глазами.
Трехкратное повторение замыкает круг, и теперь я безумно нужна ей. А она - мне. А впрочем, это не требовало доказательств.
Мария любила фисташковое мороженое, но откуда я знаю это, если она никогда не брала его в столовой?
Вернувшись в каюту и упав на кровать, я долго не могла уснуть. Включила проекцию звездного неба на потолок и мысленно рисовала маршруты поселения за несколько последних лет.
Мария появилась на станции четыре года назад. "Титан" заходил в систему с тремя обитаемыми планетами и очень неприятным астероидным поясом. Система колонизирована давно, активно развивается, ходит на своих кораблях - правда, на парусных, но не всем же от щедрот Союза. Торг удался, все были довольны, вот только на выходе из системы, уже готовясь к прыжку, мы поймали слабый сигнал аварийной капсулы.
Лететь за ней пришлось мне, и тогда я не почувствовала ровным счетом ничего. Удивилась необычным очертаниям капсулы, порадовалась новым захватам на катере и поплелась обратно. Сдала капсулу медикам и ушла.
За толстым слоем льда в криогенной камере ничего не было видно.
запись создана: 01.04.2011 в 23:51

@темы: тексты, фем

01:52 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
02:05 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
01:02 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
22:18 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
03:17 

Вера III: Как Новый год встретишь...

не беченое, не правленое, надеюсь, хотя бы дописанное. В общем, как всегда :)
Вечером тридцать первого был ливень - затяжной осенний ливень, с серой пеленой вместо неба и редкими далекими грозами. К утру он обещал превратится в морось.
Новый год проходил в привычных декорациях. Вдвоем мы сидели на застекленной веранде на последнем этаже девятиэтажки и пили красное вино. Бутылка сухого красного и кино в пустой квартире. Расстояние между нами - много меньше сорока сантиметров, и ты уже давно не боишься, милая, что однажды я шагну вниз с этого самого девятого этажа.
Лето давно закончилось, Оленька. Теперь я верю. В основном - в тебя, милая.
Смотрю искоса: белые локоны, серые очи, четкие черты лица, чуть припухлые губы. Шелковое платье, кулон на шее с крупным аквамарином - тебе всегда безумно шел голубой. Словно почувствовав взгляд ты повернула голову, посмотрела прямо мне в глаза и подмигнула. Я покраснела и вновь уставилась в окно.
Город был как на ладони. Маленький, состоящий сплошь из многоэтажек, сейчас он казался геометрически правильной россыпью огоньков. Окна мигали в унисон - всем же интересно увидеть обращение Президента.
В этой квартире телевизора не было. Он случайно упал с двадцати пяти метров. Вчера.
Мы с Олей чуть-чуть поссорились.
Как хорошо, что я не успела распаковать фотоаппарат.
-- Вера, хочу кое-что тебе сказать.
Как часто ты меня называешь по имени? Раз в год? Что ж, этот раз наступил и я начинаю бояться.
-- Оленька, милая...
Тянусь к подлокотнику кресла, желая дотронуться до твоих пальцев, но промахиваюсь. То ли дрожат руки у меня, то ли ты отдергиваешь свои. Как-то внезапно вместо спокойной позы в кресле оказываюсь на полу, на коленях подле твоих ног, вскинув голову и всматриваясь в серые, светлые глаза.
-- Хватит! Не "милая", не "Оленька"! Хватит, Вера, я уже взрослая. И нам надо, наконец, разобраться с отношениями!
По венам вместо крови - чистый адреналин. Впрочем, ясности мыслей это не добавляет. Дрожащими пальцами нащупываю в заднем кармане джинсов зажигалку. Сигареты на кухне.
-- Я сейчас вернусь. Оля.
Зябко кутаюсь в свитер - чистая психосоматика, мне безумно холодно от твоих слов, Оля. Все же хорошо, что я решила не переодеваться к празднику. Затягиваюсь, жадно вдыхаю сигаретный дым, на выдохе закашливаюсь. Дурная привычка, я же почти бросила. Замечаю, что курю фильтр. Зажигаю вторую. Смотрю на дождь.
Вытягиваю левую руку в окно.
Тяжелое кольцо на безымянном - тобой, между прочим, подаренное, моя милая Оля - неприятно холодило кожу. Оно чуть великовато, но по какой-то милой причуде ты надела его мне именно на безымянный. И чуть не соскальзывает с пальца, вниз, до первого этажа.
А впрочем, лучше бы упало.
Зажигаю следующую.
Наверное, надо вернуться.
Скрипит дверь, Оля подходит ко мне и обнимает за талию.
-- С отношениями. Я хочу жениться.
Дергаюсь, промахиваюсь сигаретой мимо пепельницы. Чтобы занять руки, начинаю проворачивать кольцо.
-- Жениться, дура!
Золотая печатка без монограммы выпадает из ослабевших пальцев, глухо ударяется о пол.
-- На тебе.

@темы: тексты, фем

03:16 

Помнишь, как ты впервые увидела рассвет с моего балкона? В розовой пижаме, растрепанная, сощурившись спросонья, ты наблюдала, как солнце медленно поднимается над кромкой далекого леса, а небо кажется камнем - огромным, сияющим... Привыкай, девочка, к дыму моих сигарет.
Шоколадных Captain Black, которые я курю утром, а ты пьешь кофе и пытаешься проснуться. Днем, когда грызешь карандаши, ручки и зеленые маркеры. Вечером, в моменты бессмысленной болтовни о знакомых твоих знакомых.
Третью пачку за месяц. Я потратила достаточно денег на твое приручение. А он подарил тонкий золотой ободок на третьем месяце. А ты отказалась выходить замуж. А дальше все вполне стандартно - кроме моего пола, но кого это смущает.
Третий месяц, кстати, оказался последним, и тебе не противопоказан табачный дым. Я выбрала его для эмоциональной привязки. Еще - горький шоколад, рассветы в твоих сонных глазах, ленты, вплетенные в косы...
Ты сублимируешь нервное напряжение в бессонные ночи. Сидишь в чатах, скайпе, он-лайн играх. Говоришь без перерыва - и, внезапно остановившись, смотришь в одну точку. Buffer Overflow, тридцать секунд на возвращение в реальность.
Я потихоньку приучаю тебя к табачному дыму. Ты почти привыкла ко мне, запаху шоколадного табака, который путается в каштановой гриве. Стягиваешь ленту, забираешься пальцами в волосы, разбираешь косы на пряди.
Просыпайся, милая, пей кофе, смотри сонным взглядом в глубины себя. Я наблюдаю из-под ресниц за смуглокожей незнакомкой, за девушкой с индийцами в родословной, и лениво думаю о том, что влюбляться было довольно-таки рискованным решением.
Ты берешь шарф, сумку, обуваешься и уходишь, закрыв дверь своим ключом. Я иду в кровать, потому что надо выспаться перед сменой. Пока еще рано, но очень скоро ты будешь спать рядом со мной - а не за стенкой, и мы будем спорить по вечерам, кто утром пойдет варить кофе.
Впрочем, ведь ты и так частенько оккупируешь мою кровать, девочка, пока я на смене. Листаешь фотокниги, болтаешь ногами в воздухе, постоянно оставляешь на тумбочке эвкалиптовые леденцы. Девочка Берри, скоро ты будешь моей.
Сон, смена - об этом рассказывать бессмысленно. Единственно только жалко, что я не покажу тебе рассвет, что выползающее из-за горизонта красное солнца не будет четко ассоциироваться с запахом моих сигарет.
А еще я не поцеловала тебя на прощание.

Хочется спать. Когда возвращаешься с суток в пятом часу вечера - не до страстного ожидания подруги, хватило бы сил прилепить на холодильник записку "Разбуди утром. Люблю". Впрочем, ты обычно приходишь в шесть. Перечеркиваешь тремя жирными чертами слово "Люблю", ужинаешь, занимаешься своими делами. Иногда уходишь гулять, но всегда возвращаешься к рассвету.
Который будешь встречать, сонно щурясь, с моего балкона, отворачиваясь от дыма моих сигарет. А впрочем, ты уже к ним привыкла. Надеюсь, ко мне ты тоже привыкла.
Проснувшись и приняв душ, я поняла, что чего-то не хватает. Кого-то. Было слишком тихо.
Тебя не было.
Мне будет обидно, если я не покажу тебе еще и этот рассвет.
Зайдя на кухню, я заметила записку на холодильнике под магнитом с космическим кораблем.
"Саша, я улетаю в девять двадцать три. В Индию на три месяца. Встреть и не провожай, пожалуйста. Люблю"
И последнее слово - перечеркнуто.
запись создана: 10.11.2010 в 00:26

@темы: фем, чёрновик

21:21 

Вера.

Автор: ariz-arizona
Название: Вера.
Бета: MaYuffi (mayuffi@mail.ru)
Рейтинг: PG
Жанр: Angst, Vignette
Состояние: Закончен.
Вера
запись создана: 10.10.2010 в 00:30

@темы: фем, миниатюра

21:54 

фем на подрочить

p.s. в универе хотелось секса... очень-очень

@темы: миниатюра, фем

23:50 

Пустынное


Вопрос: Стоит ли всю Пустыню объединять в общие посты по циклам?
1. ага - много записей раздражает  1  (20%)
2. а смысл? и так норм  3  (60%)
3. не читал.  1  (20%)
Всего: 5

@темы: миниатюра, "Пустыня", фем

01:15 

фигней страдаю )) маленький и такой достаточно странный текст

Кофейное

@темы: миниатюра, фем, чёрновик

00:03 

Зарисовочное

Похоже, я хочу не весну :)

Летнее

@темы: чёрновик, фем

13:01 

День, чтобы не вернуться

достаточно хорошая вещь.
или, просто, мне сейчас необходим подобный сюжет

@темы: фем, советую почитать

09:17 

Почти вписывается в обозначенный в темах мир - за вычетом одного, пожалуй, слова. Но давайте допустим, что эльфы знают про понятие абсолютного нуля. Фема практически нет - разве что в моих мыслях, но тег я поставил потому что, все-таки, действующиие (пусть и не обозначенные) лица - девушки. Совсем маленький - 117 слов. И тема изъезжена
Провокация (тактильный холод)

@темы: "Аэ Тай!", миниатюра, фем

главная