aarizona

Это из лекций для второго-третьего поколения восстановленного мира

 

— Знаете, отчего практически нет сказок об аасимах?

Профессор оперся о краешек стола перед аудиторией, подкинул трость, подхватил, прокрутил пару раз в воздухе. Звонкий удар наконечника о пол — и студенты замолчали.

— Так вы знаете, отчего? Почему о смелых защитниках городов, об этих мальчишках, погибающих каждую бурю, сказано так мало? А ведь они поднимались на стену, приходили за своими отцами, брались за руки, и вставали против полумифического Господина Пустыни.

Аудитория зашумела исподволь, словно тронутые ветром дюны. Кто-то не верил в Господина Пустыни, кто-то не верил в его мифичность. Но каждый, каждый из этого поколения мог найти в своей генетической памяти воспоминание аасима, в чьи ярко-голубые глаза смотрит сама смерть Великой Пустыни, ее Господин с цепной бурей.

И ни капельки страха в этих глазах, только восторженная решимость.

И ни капельки заботы о сыне или женщине. Только «Стоять на стене, жизнью и кровью своей защищать Город».

Еще раз звонко ударяет трость по полу. Профессор медленно поднимается по ступеням аудитории вверх, явственно прихрамывая на правую ногу.

— Да. Вы верно поняли. Аасимы слишком прямолинейны, чтобы о них сочиняли легенды. Аасимы — это первая цель Проекта Пустыня, первый генетический конструкт, несмотря на все правки, так и оставшийся конструктом. И навыки аасима, вся эта устойчивость, умение формировать единое сознание из многих, защитные поля, в нашем теперешнем мире неприменимы. Аасимы должны были умереть.


@темы: чёрновик, тексты, Проект Пустыня