общая тетрадь

16:37 

Первая.

aarizona

Стены города сложены из оранжевого камня.

Еще пока нет стен, нет города, нет мира постядерной пустыни.

Есть только комната с серыми стенами и серым потолком, твоя кровать, туалет за ширмой в углу. У тебя есть рубашка, которую в конце недели надо отправлять в утилизатор, и получать новую.

У тебя есть двадцать четыре часа в сутках. Десять из них заняты сном, от двух до четырех — тесты и разговоры в лабораториях разработчиков. Остается десять.

И это все, что есть у тебя.

***

Руководителя направления зовут Дуглас. Он ученый, он ходит в белом халате, он безумен. Шесть лет назад он подошел к тебе, смирно лежащей на кровати, и удивленно поднял брови:

— Женщина? В линии рашад? Очень странно.

Тонкие белые волосы Дугласа сияют в свете лампы и медленно колышутся.

— Простите, Даг. Это моя ошибка. Возможно, при первичном скрещивании пропустили хромосому...

Тебя защищает специалист, которого все следующие шесть лет ты будешь видеть ежедневно.

— Прекрати. Это неперспективно. Тебе заняться нечем?

— Это хорошая линия, это рашад со всеми признаками, женщины обычно более ста...

— Ладно. Развлекайся.

В тот день у тебя впервые взяли кровь и отправили на испытание выносливости. С того дня ты начала отсчитывать свою жизнь.

Все, что изменилось с того дня — до дверной ручки не надо дотягиваться на цыпочках. Можно просто опустить руку.

***

Первое время исследования продолжались по десять-четырнадцать часов. Потом исследователи поняли, что ты не собираешься умирать, как остальные их подопытные, и немного замедлили темп.

Правда, в последний год появились мальчики, которые доживали до четырнадцати. Такие же, как и ты: с нечеловеческими многосекторными глазами, со способностью разговаривать с кровью. Иногда вы садились в кружок в лаборатории, выбирали наугад людей, и рассчитывали, какие у них получатся дети.

Правда, у тебя никогда не получалось так быстро, как у них.

Мальчики никогда долго не были одни и те же. Они заболевали, начинали кататься по полу и кричать проклятия, бились головой о стену, а потом просто исчезали. Больше их не приводили в лаборатории.

А ты оставалась.

Все предыдущие шесть лет.

Сейчас кое-что изменилось. В комнате появился экран, где можно было видеть казармы аасимов и их тренировки. И еще один, за которым всегда кружился оранжевый песок.

***

На то, чтобы Пустыня проникла в стены крепости, понадобилось еще десять лет. Однажды разработчики поняли, что от материала — от тебя — больше нечего получить: новые рашады были лучше по всем показателям кроме, пожалуй, количества, жизненных сил. Тебя не стали утилизировать, а дали доступ к архивам литературы и возможность общаться с другими детьми лабораторий. Ты и общалась, становясь матерью для аасимов, воинов, защитников, вечно юных голубоглазых великанов. Сестрой для яссиров, соколов пустыни. Равной для рашадов, частицы сердца твоего, света генетической программы «Проект „Пустыня“».

Тебе дали возможность жить.Ты знала, что к дню совершеннолетия уйдешь из лаборатории со своим народом.

Все было готово.

Маленькие роботы, похожие на черепашек, заканчивали постройку восьми городов в наименее зараженных частях Пустыни. Дуглас умер от сердечного приступа в разгар работы, довольный, что сумел создать рашадов. Надземные коридоры исследовательского центра оккупировали мутировавшие после ядерной войны твари.

И аасимы, встав плечом к плечу, могли защитить братьев от опасности радиационных бурь.

Небо не светлело, но им не надо было этого. Достаточно было дойти по подземным коридорам к городам, и начать там жить.

Для этого нужно было бросить создателей.

Так, как они бросили тебя: просто не обращать внимания, дать порцию свободы и забыть. Не приближаться. Не разговаривать. Оставить со своими мыслями и желаниями. Оставить одну на десять часов, не считая сна.

Ты не стала выбрасывать рубашку в утилизатор. Техника начинала сбоить, одежду надо было носить дольше, а то и вовсе — чинить.

Правильно. Ты просто дашь умереть руководителям проекта.

***

В урочную ночь вы вышли к коридорам с поклажей. Впереди шли аасимы, готовые своим телом уничтожать радиационное заражение по пути. Потом, вперемешку, женщины и слабые рашады. Бесплодных, которые могли бы нести вещи, в вашем поколении еще не было. Вместо них с вами шли роботы-черепашки. Разного цвета, в зависимости от маршрута. Ты выбрала для себя оранжевый.

Строй замыкали яссиры. Они слабее аасимов, но защитить тоже смогут.

Ты смотрела, как в тоннелях исчезают восемь человеческих змей. Уже ушли Сиреневый и Зеленый город. Оранжевый виднелся вдали, и бегом ты могла его догнать.

Обернувшись к воротам ангара, ты увидела там женщину в рубище. Это была Мари, дочь руководителя проекта.

Кажется, она плакала.

Ты побежала следом за своим народом.

***

Проект «Пустыня» вошел во вторую стадию. Вас ждало много-много поколений выживания.

Тебя запомнят, Первая из рашадов.


@темы: тексты, Проект Пустыня

URL
   

главная